Новости       Афиша       Фото       Репортажи       Интервью       Переводы       Рецензии       Группы       VK       YouTube       О нас       Друзья       ENG   

Интервью Carach Angren

«Сказка - ложь, да в ней намек»

          Бескомпромиссность блэк-метала и величественность симфонической музыки наряду с оркестровыми аранжировками – пожалуй, самые скромные комплименты голландской команде Carach Angren. 2015-ый едва перевалил за половину, а талантливое трио (сродни легендарным Immortal) в лице Серегора, Ардека и Намтара уже успело не только выпустить новый альбом «This Is No Fairytale», но и поиграть на летних европейских фестивалях. Группа полным ходом готовится к туру (подробности ниже), но фронтмен команды Серегор любезно согласился ответить на вопросы HeavyMusic.ru.
          


          - Привет и спасибо, что уделил нам свое время. Приступим: в пресс-релизе к новому альбому упоминается, что за его идейную основу взята хорошо известная сказка про Гензель и Гретель. Как бы там ни было, это не единственная идея, ставшая основополагающей; помимо нее, вы рассказываете о жизни семьи, родители в которой утонули в алкоголе, насилии и наркотиках. Как появилась идея переплести одно с другим? Я не думаю, что этот диск был задуман в качестве способа привлечения внимания социума к теме насилия в семье... что и почему вдохновило вас? Почему в этот раз отсутствует тема потустороннего мира, легенд и призраков, ставшая своего рода фирменным знаком группы? Не боялись ли вы так радикально менять лирическую составляющую текстов?
          
          Серегор (далее С.): Я был на 100% «за» эту конкретную концепцию нашего нового альбома. Конечно, как артист ты должен прислушиваться к мнению своих поклонников, но писать музыку лишь ради удовлетворения ожиданий фанатов – не самая лучшая идея. Я понимаю, каково бывает неравнодушным к творчеству группы людям, я и сам ощущал те же эмоции, когда мои любимые команды выпускали альбомы, которые мне были не по душе. Тем не менее, мы остаемся верны нашей «основной» идее хотя бы в текстах к песням, пусть концептуально «This Is No Fairytale» и взял некое от нее ответвление. На самом деле мы на протяжении долгого времени вынашивали мысль о сказке как о основополагающем образе в альбоме, но всё как-то не складывалось. И в этот раз я перебрал достаточно много историй, пока мне не пришел на ум рассказ о Гензель и Гретель. Есть что-то каннибалистическое в том, что ведьма откармливает Гензеля, чтобы потом его съесть; а тема смерти всегда красной нитью проходила через наше творчество. Поначалу я задумывал «положить» всего лишь одну песню на эту историю, но Ардек [клавишник группы] настолько ей вдохновился, что предложил «закрутить» вокруг нее целый альбом. Я переписал сказку таким образом, как будто бы все события происходили в нашей сегодняшней реальности, без призраков, без пряничного домика и без взаправдашней ведьмы. В нашей истории присутствует серийный убийца, психопат, переодевающийся клоуном и выходящий на охоту за детьми, потому что так ему нашептывает некий голос (голос ведьмы). Он заманивает детей в сказочный домик различными обещаниями (сравните этот сюжет и события в «Человеческой многоножке-2»). И продолжает убивать их, пока голос в голове не утихнет (лишь ненадолго).
          В альбоме есть две песни, которые рассказывают об убийствах в страшном сне: «Dreaming of a Nightmare in Eden» и «Tragedy Ever After». Если люди не понимают, что то, что происходит в этих песнях – всего лишь сон, они могут сказать: «Да, какая-то «дешевенькая» страшная сказка, банальные ужасы типа Фредди Крюгера». Но им нужно сначала прочитать оригинальную повесть о Гензель и Гретель от братьев Гримм, а потом сравнить ее с нашей интерпретацией плюс добавить немного воображения – будьте открыты к необычным идеям. Наша история носит личный характер, - в том числе и для меня самого: в прошлом моя мать имела серьезные проблемы с алкоголем, и я привнес свои переживания в тексты песен, хотя в целом они вышли более мрачными и далекими от реальности.
          Сочиняя эту историю, я задумался о том, чему призвана была научить детей сказка о Гензель и Гретель. А научить их она должна была тому, что с незнакомцами лучше не разговаривать! Может, наша версия лучше преподнесет слушателям эту мысль.
          Я считаю, что концепция пластинки вышла вполне целостной и убедительной. Мы взяли за основу сказку с ясным сюжетом и логической концовкой, и интерпретировать ее в другом ключе было чертовски сложно. Столько в ней было перипетий – мы чувствуем, что написали достойный сценарий для хоррора! Призраки обязательно вернутся на следующих альбомах, а сейчас мы очень горды, что у нас получился такой «темный» концептуальный альбом.
          


          - Не кажется ли вам, что в этот раз ваша работа получилась еще более жестокой в сравнении с вашими ранними творениями? В них вы рассказывали об ужасах, которые уже содержались в использованных вами легендах. Здесь же вы в большей степени создавали эти ужасы сами. Не думали ли Вы, что кто-то скажет: «В этот раз вы зашли слишком далеко - петь о подобном недопустимо. Вы больны»?
          
          С.: Да, этот альбом вышел еще более «ужасным», чем наши предыдущие, но это ужас другого рода. Видишь ли, многие люди задумываются над вопросом, существуют ли на свете привидения, но в реальности насильников и убийц сомневаться не приходится: они делят с нами этот мир. Конечно, мы обсуждали необходимость моментов жестокого обращения с детьми на альбоме, но они связывают начало и конец истории, их просто так не выкинешь. Насилие над детьми – это не та тема, которую я выбрал просто из-за того, что мне нравится сочинять такие вещи. Да, есть люди, которых эта тематика в текстах песен от нас отталкивает. Есть и такие, которые подходят к нам и благодарят за ее освещение в творчестве, люди, которые пережили нечто подобное. Несмотря на то, что наши песни, возможно, возвращают их к тревожащим душу воспоминаниям, эти люди все равно ценят наш труд. И это приносит мне как писателю наибольшее удовлетворение.
          Что ж, если вы скажете, что я болен, я также приму это за комплимент…
          
          - Кто из альбомных персонажей вам наиболее близок? Если бы это был не альбом, а фильм, чью роль Вам хотелось бы сыграть и почему? С другой стороны, кто из альбомных персонажей вам наиболее неприятен?
          
          С.: Ха-ха-ха! Поверь, тебе бы НЕ захотелось быть ни одним персонажем в нашей истории :) Но если я могу выбирать, то я хотел бы быть тем самым клоуном-психопатом, я им уже одевался на съемках для буклета «This Is No Fairytale». Я отлично себя чувствую в костюме клоуна с чертовым огромным ножом.
          
           - Новый диск получился довольно-таки отличающимся от предыдущих по многим параметрам: тематика, звук (за что спасибо Петеру Тэгтгрену), сами композиции кажутся более жесткими, жестокими, темными. Традиция запечатлевать на обложке кого-то из музыкантов коллектива, казалось бы, закрепившаяся на двух ваших последних дисках, канула в небытие. Вы вернулись к старому, более блэковому логотипу. Не слишком ли много изменений? Какие эмоции вызывали эти изменения, когда вы занимались написанием материала, и как вы относитесь к ним сейчас?
          
          С.: Думаю, все прошло так, как мы и планировали. Мы не слишком задумывались о том, насколько новый альбом «другой», у нас была четкая концепция и музыка, к ней подходящая. Я помню, что у меня были некоторые опасения по поводу того, примет ли публика наше новое детище или нет, ведь они привыкли к другим вещам. С другой стороны, мы не принимаем необдуманных решений, и нам неинтересно повторяться раз за разом, поэтому перемены – это хорошо, а я так же горжусь новым альбомом сейчас, как и во время его записи.
          


           - Я слышала, что ты, Серегор, не являешься большим фанатом смены уже выбранных для командной работы людей. Легко ли тебе было согласиться на то, чтобы работать с Петером вместо Патрика Дамиани? Доволен ли ты результатом?
          
          С.: Ну, мы же не «отвернулись» совсем от Патрика, он наш сильный командный игрок и остается ответственным за запись материала. Но на этот раз мы пригласили Петера для мастеринга альбома, он стал ответственным за «конечное» звучание пластинки, да и просто его имя на обложке альбома придает альбому вес. Он большой авторитет в мире музыки, на протяжении своей жизни мы слушали многие релизы, им сведенные и подготовленные, но это не значит, что если бы он сделал плохую работу, то мы бы ее приняли. Нет, но он сделал всё на высшем уровне!
          С Патриком у нас очень доверительные отношения; в конце концов, именно с ним мы идем вместе в студию и не выходим оттуда, пока не получаем именно то, что нам надо. Сейчас происходит так: Патрик отвечает за запись, Петер – за мастеринг; и мне такой расклад по душе.
          
           - Вопрос ко всем участникам группы: показываете/даете ли вы слушать ваши творения своим родителям? Если да, вникают ли они в то, о чем тот или иной альбом? Какова была их реакция на «This Is No Fairytale»?
          
          С.: Да, наши мамы нами очень гордятся. Они могут не вникать в каждую ужасающую деталь на альбоме, но общая картина вызывает у них чувство гордости за своих сыновей. Меня вырастила моя бабушка и всячески поддерживала еще до моего участия в Carach Angren. Мне кажется, когда мне было шестнадцать, она боялась, что я закончу как Чарльз Мэнсон [прим. интервьюера: Чарльз Мэнсон – основатель коммуны «Семья», ставшей известной благодаря совершенным ее членами жестоким убийствам]. Но, к счастью, я сильно увлекся музыкой. Она присутствовала на концерте-презентации нашего прошлого альбома и видела, сколько людей пришло посмотреть на Carach Angren, послушать нашу музыку, получить автографы и фотографии… Думаю, она мной гордится. Мы, конечно, не хор мальчиков-зайчиков, но у нас свой путь, и он вполне неплох ;) И я вижу ту же гордость в глазах матерей моих товарищей.
          
           - Раз уж мы заговорили про бабушку: я слышала, что она в буквальном смысле приложила руку к созданию «This Is No Fairytale», поскольку это именно ее рука протягивает на обложке горсть ведьмовских сладостей. Было ли это ее первое сотрудничество с группой внука (если нет, то также расскажи о предыдущих)?
          
          С.: Да, это первый и пока единственный раз, когда она с нами сотрудничала; просто представьте себе, кто в здравом уме станет привлекать свою бабушку к работе над метал-альбомом, ха-ха-ха! Конечно, это мой своеобразный способ поблагодарить ее и сделать ее частью того успеха, что к нам пришел. Но в первую очередь причина заключалась в том, что нам была нужна ведьмовская рука, и ее рука отлично подошла для этого! Мы наклеили на пальцы черные когти, дали ей червей, кровь и конфеты. Бабуля у меня очень милый человек, и я удивлен, что она вообще на такое согласилась. Видеть ее лицо в момент появления обложки повсеместно в магазинах и по интернету – это потрясающе.
          


           - Твоя вокальная работа неподражаема, ведь тебе приходится вживаться в шкуру каждого героя той темной истории, что была рассказана посредством «This Is No Fairytale». Насколько сложно было работать тебе над этим альбомом как вокалисту (я прежде всего имею в виду студийную работу)? Сложнее ли тебе вытащить наружу всю эту театральность именно на записи (в сравнении со сценой и концертом, где происходит вся игра)?
          
          С.: Да, над этим альбомом мне пришлось потрудиться не столько в эмоциональном плане (эмоции рождаются сами собой), сколько в плане ритма и тайминга. Текста достаточно много, и легко, когда он уже написан и отпечатан у тебя в голове, но так как я сочиняю практически до самого момента записи на студии, он для меня почти всегда остается свежим. И даже стоя перед микрофоном я могу поменять что-то в нем, если мне в голову приходит какая-нибудь светлая мысль. К тому же моя техника вокала – это как еще один барабанный «рисунок»: четкое произношение и правильный тайминг здесь очень важны. Конечно, материал был записан вовремя, но без трудностей не обошлось.
          
          - Последние пару лет группа неизменно растет. Как ты думаешь, чем бы ты занимался, если бы ее не существовало? Можешь ли ты представить себя в другой креативной/артистической сфере?
          
          С.: Хм, я бы организовал свой культ как у Чарльза Мэнсона. Шутка. Думаю, я бы все равно выбрал творческое направление, так или иначе связанное с кошмарами или ужасами. Раньше я много рисовал, в основном на мотивы смерти, теперь я делаю маски на эту же тему. Но все эти занятия все-таки вращаются вокруг Carach Angren, и я до сих пор точно не знаю, какой профессии посвятить свою жизнь. Естественно, я многому учился и старательно занимался, но больше всего в жизни я всегда хотел играть в собственной группе. Так что довольно сложно представить, что бы я делал, если бы у меня не было Carach Angren.
          
           - Прошлым летом вы поехали в первый в истории группы американский тур вместе с Deicide, Septic Flesh и Inquisition. Какие воспоминания у вас остались, какими были самые яркие впечатления от него?
          
          С.: Самым ярким впечатлением, пожалуй, было то, что пару раз мы полностью распродавали весь мерчендайз на отдельном выступлении. Также то, что нас очень тепло принимала публика. Мы всегда выходим после шоу к поклонникам для автографов и фото, и каждый раз очередь к нам для подписей, фотографий, для того, чтобы подарить подарок или просто поблагодарить и сказать пару приятных слов, была огромна; иногда всё это занимало даже больше часа! Подарки были, кстати, чудесными: еда, рисунки, сигары, необычные напитки. Да, Америка принимала нас очень душевно!
          Что касается тура с группами, то могу сказать: Septic Flesh для нас как братья, и мы любим с ними работать. А Deicide – это та группа, под которую я «рубился» будучи еще шестнадцатилетним, так что это определенно честь для нас делить сцену, траву и напитки с Гленом Бентоном.
          


          - В конце прошлого года у вас была пара шоу вместе с поляками Behemoth. Понравилось ли вам с ними работать? Насколько их имидж тебе показался «по Сатане»? Я думаю, что ты слышал, что с группой приключилось в России; говоря о вашей последней работе, можно с определенной долей уверенности утверждать, что с вами здесь может случиться подобная ситуация, отмены концертов случаются всё чаще и чаще. На твой взгляд, должна ли музыка подвергаться цензуре (т.е. не касаться определенных религиозных тем) или же верующим людям стоит просто отказаться от прослушивания тех композиций, которые ущемляют их чувства, а также от того, чтобы ходить на концерты и кричать о таких ущемленных чувствах во всеуслышание?
          
          С.: Я уверен, что пока не существует прямой угрозы нашим жизням, нам стоит приехать в Россию и разделить наше творчество с теми, кто его ценит. В странах с сильным религиозным влиянием наша музыка становится неким «запретным плодом», который хочется попробовать. К этому мы и стремимся, вырастить людей на своей музыке. Но мы не желаем, чтобы с нашими слушателями произошли те же вещи, что описаны в наших песнях, совсем нет. Мы также не желаем оскорбить чьи-то чувства или наплевать на чьи-то религиозные убеждения; своей музыкой мы несем определенный вид искусства в массы, мы делимся энергетикой на концертах, и всё уходят домой с позитивным настроем. Нельзя обвинять блэк-металлические команды в волне суицидов только потому, что они играют «дьявольскую» музыку. Провоцирование может пойти нам на пользу, но иногда стоит подождать, пока всё не устаканится. Людей также стоит предупредить, что если им не нравится такая музыка, то пускай они держатся от нее подальше.
          
           - Вслед за многими группами вы предложили свой новый альбом для стриминга до официального релиза на лейбле. Как думаешь, это оказывает какой-то действительный эффект на борьбу с пиратством?
          
          С.: Может, и не очень большой, но оказывает. В конце концов, люди всегда найдут лазейку, чтобы получить что-то на халяву, если захотят. Но пока идет борьба с пиратством, я спокоен.
          
           - Ваши живые шоу впечатляют, и люди на них очень быстро заряжаются вашей энергетикой. Помнишь ли ты свое первое выступление (с группой и первое выступление на сцене вообще)?
          
          С.: Да, конечно! Мое самое первое шоу состоялось с Inger Indolia [прим. интервьюера: первая группа Серегора] в доме клавишника где-то в 1998 году. Мы пригласили каких-то людей из местного бара в ту ночь и выступили просто ужасно, честно говоря, не помню, чтобы я там что-то пел/на чем-то играл.
          В составе Carach Angren я дебютировал около 2003-2004-х годов, было это на Хэллоуин в баре в Венрае. Помню, это было мое первое шоу как гитариста, и я практически не двигался на сцене, потому что боялся запороть все риффы.
          
           - Есть ли какая-то тема или история, легенда, которая является для тебя «запретной», на которую ты бы на смог сочинить альбом ни в коем случае? Только давай опустим шутки вроде «я никогда не запишу альбом о розовых единорогах» :) Мне бы хотелось понять, где для вас лежат границы темы-табу.
          
          С.: У Carach Angren есть определенный стиль повествования, и мы можем далеко зайти в нашем воображении. Я помню, как поймал себя когда-то на мысли, что не смогу написать какие-то страшные, больные вещи с участием детей, - и вот, пожалуйста, мы только что это сделали! Но, как я и говорил ранее, это было необходимо для поддержания целостности концепта, без этих моментов история не была бы полной и законченной. Не поймите меня неправильно: если я узнаю, например, что мой сосед – педофил, то просто уничтожу его. Буду мучать это чудовище, пока меня не стошнит. Важно, что мы с всей внимательностью относимся к таким неоднозначным темам, и обыгрываем их аккуратно.
          Возьмите, скажем, Cannibal Corpse. Я, как давний их фанат, знаю, что у них есть такие песни, как «I Cum Blood» или «Necropedophile» (просто хотя бы оцените эти названия). Они – мастера в том, что касается изображения самых омерзительных вещей. Иногда они заходят настолько далеко, что это всё кажется смешным, даже слишком смешным, я бы сказал. Они порой просто не знают границ.
          Так вот, в Carach Angren эта черта подведена намного раньше. Мы могли бы, конечно, написать песню про акт совокупления с разложившимся трупом, но такие вещи у нас просто не будут работать. Наши альбомы всегда концептуальны, что заставляет нас с большей внимательностью относиться к сюжетной линии в них, с должной тщательностью описывать персонажей. Иногда в ходе такой работы воображение дает себе волю, но корни группы уходят в мистику, и мы преследуем цель скорее «втянуть» слушателя в историю, нежели вывалить на него ворох отвратительно выглядящих деталей.
          Если Carach Angren выберет тему/историю для очередного альбома, то ничто в этом мире не сможет остановить поток нашего воображения.
          
          - Я понимаю, что сейчас пока рано говорить о вашем будущем альбоме, поэтому задам вопрос следующим образом: есть ли у вас идея-мечта, которой вы хотели бы посвятить целую пластинку?
          
          С.: Она уже была написана и выпущена, ее тема – призраки и прочие потусторонние создания. Это моя самая большая мечта - писать на эту тему. Как я и говорил ранее, я горжусь нашим новым альбомом; он дал нам понять, что мы можем выйти за рамки привычных нам историй. И все же наши сердца принадлежат потусторонним ужасам, наводящим страх на все живое. Демоны, дьявольские создания, несущие с собой из ада смертельное дыхание в наш мир – кто знает, про что нам только предстоит рассказать нашим слушателям…
          
           - Этим летом вы выступили/выступите на крупнейших фестивалях: Hellfest, Brutal Assault, Summer Breeze… Планируете ли вы сольный тур в поддержку нового альбома?
          
          С.: Сейчас я могу сказать только то, что мы едем в тур в поддержку «This Is No Fairytale» по Южной Америке в этом октябре.
          
          - Спасибо тебе за уделенное нам время! Скажи, пожалуйста, напоследок пару слов для российских поклонников группы.
          
          С.: Спасибо вам за вопросы и огромный привет всем нашим российским друзьям!
          
          Вопросы задавали Natalia Die Hexe и Helga Degteva
          Фото - Natalia Die Hexe (Talented Pixels Photography)

26.07.2015



Другие интервью этой группы


Железные челюсти сомкнулись над Москвой
Carach Angren
(18.11.2015)
by HopeFrThBetter

Ужасы, воплощённые в музыке
Carach Angren
(24.08.2012)
by Demether

Призраки с "Летучего Голландца"
Carach Angren
(25.04.2010)
by Demether

Комментарии к интервью (0)

      комментариев нет

Добавлять отзывы и комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Автор


Helga Degteva

Город: Москва

отправить сообщение
смотреть профиль
смотреть публикации











liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Яндекс цитирования
Идея и разработка проекта: John Sinterson
Email: info@heavymusic.ru, editor-in-chief@heavymusic.ru
©2001-2016 Power studio. Использование информации с сайта без разрешения автора запрещено!
Логин:
Пароль:
запомнить меня
зарегистрироваться