Новости       Афиша       Фото       Репортажи       Интервью       Переводы       Рецензии       Группы       VK       YouTube       О нас       Друзья       ENG   

Интервью Nhor

«Я говорю со звездами»

          


          Привет и спасибо, что согласился ответить на вопросы. В последнее время на твоей странице в Facebook проскальзывают намеки на новый материал. Ты не мог бы пролить свет на детали, в том числе на то, как будет звучать новый альбом?
          
          На моем новом альбоме можно будет услышать фортепиано, акустическую гитару, скрипку и вокал. Для меня лично этот альбом ознаменовал новую страницу в истории Nhor. С выпуском моего арт-бука в прошлом году завершилась определенная глава в истории проекта. Новый же альбом возвращает слушателя к тому, с чего начинался Nhor, и при этом он будет дополнен всем тем знанием, что я приобрел за эти годы.
          
          На твоем втором релизе «Whisperers To This Archaic Growth» налицо более «тяжелый» звук, чем, скажем, на «Nhor». Этот шаг был естественным развитием событий или же этого требовала история, рассказанная на «Whisperers…»?
          
          И то, и то. Изменение произошло очень естественно, и в первую очередь оно было связано с более реалистичным восприятием мира, чем на «Nhor».
          С течением времени я начал понимать, что природа – это не просто «игровая площадка» матери Земли и не пространство с ограниченными представлениями людей о нем. Первобытная песнь природы слишком нетороплива для человеческого осознания. Она была здесь задолго до нашего рождения, и исчезнет через многие века после нашей смерти.

          
          Твое сотрудничество с таким лейблом как Prophecy Productions (или, точнее, Lupus Lounge) было вполне предсказуемым шагом. Не расскажешь, как оно начиналось?
          
          Prophecy Productions "вышли" на меня после того, как я выложил свои записи в Интернет, после второго или третьего трека. Они заинтересовались моим проектом, и попросили меня написать песню для их готовящегося сборника "Whom The Moon A Nightsong Sings". Я был польщен этим предложением, и в свою очередь дал возможность лейблу сделать выбор из нескольких композиций. В то время я записывал песни для своего первого релиза. С того момента мы контактировали друг с другом, я был рад получить такую поддержку для своего проекта, а Prophecy внимательно следили за моим творчеством.
          Мне понравился их индивидуальный подход к работе с артистами. Мне нравилось то, что они мне давали возможность контролировать все нюансы моей работы, от записи материала до отправки посылок. До этого я боялся, что буду чувствовать себя скованно в партнерстве с лейблом. Но одновременно я осознавал, что сделал для Nhor максимум из того, что мог делать в одиночку. То, чего я хотел для развития проекта, например, выпуск винилов, было тяжело делать одному как минимум в условиях ограниченности финансов одного человека. После долгих переговоров с Prophecy Productions я решил подписать контракт с ними. Я окончательно понял, что без них я рискую "задушить" Nhor своей слишком сильной любовью к проекту.

          
          


          
          Отзывы о твоей последней работе были благоприятными, и, без громких слов, «Within The Darkness Between The Starlight» вывел тебя на новый уровень признания. Сложно ли соревноваться с самим собой в плане выпуска новых альбомов, или «всегда стремись к совершенству» – подходящий девиз для тебя?
          
          Я не могу сказать, что чувствую какое-то давление в этом отношении. То, что я делаю, я делаю, в первую очередь, для себя, никто иной меня не подталкивает к творческому процессу. Свой грядущий альбом я записывал спокойно и без спешки. Опасаясь прозвучать напыщенно, я все же скажу: я не вымучиваю из себя музыку в попытках ее записать. Не «работаю» над ней, не ищу специально каких-то образов, решений. Она просто возникает. Она словно спрятана во мне; когда я чувствую ее зов, то просто сажусь за фортепиано или гитару. Вдохновение приходит в те дни, когда я брожу по лесу, или ночи под бесчисленными звездами, и песни этих дней и ночей находят отражение в моем творчестве.
          
          Можешь ли ты назвать композиции, которые имеют особенное для тебя значение?
          
          «A Pale Glimmer» всегда будет стоять для меня особняком, так как она ознаменовала начало этого музыкального проекта. Полную историю можно прочитать в предисловии к моей книге «Towards A Light That Dwells Within The Trees»:
          «Много лет назад, в одну холодную безоблачную ночь я стоял под звездами, сверкавшими в вышине, как что-то вдруг прокралось позади лачуги на границе моего сада. Я приготовился к встрече с незнакомым существом, услышал, как что-то зашелестело в заполонившем сад кустарнике. Домик смотрел окном на лес к востоку от моего жилища, и его обитатели вполне могли появляться в саду время от времени; но лишь с того вечера я стал принимать подобные встречи за добрый знак. Я стоял в ожидании таинственного гостя еще некоторое время, но тщетно: он тихо исчез в ночи, и воцарилась тишина. Вернувшись под сень звезд, я заметил неясные очертания лачуги в темноте и направился к ней. Ступив на порог, я заметил стоявшее в углу старое отцовское пианино. Оставив дверь открытой, чтобы впустить как можно больше света (а также в надежде, что ночной гость вернется), я поднял крышку над клавишами. Удивившись тому, что пианино не потеряло своей настройки в такую изменчивую погоду, я медленно провел по клавишам начавшими замерзать пальцами и вдруг наткнулся на две ноты, поразившие меня глубиной печали, которую они излучали. Я проигрывал их снова и снова, слушая как комната наполнялась этой невесомой тоской, атмосферой, которая резонировала со звездами на небе.
          Сегодня я вспоминаю этот момент и задаюсь вопросом, не живая ли, неподвластная человеку дикая природа делала нерешительные попытки отразиться в моей музыке таким образом? Одно я знаю точно: через эти две ноты со мной говорили звезды. Говорили, почти ощутимо повисая в воздухе, наполняя его своим светом, сияя в темноте, вихрившейся вокруг меня. Так я обрел свою новую ипостась, Nhor, тогда началось мое путешествие».

          
          Как ты относишься к тому, что люди вешают ярлыки на твое творчество, пытаясь, например, подогнать его под жанр «modern black metal»? Чувствуешь ли ты вообще, что вносишь вклад в культурное наследие нашего времени?
          
          Я отношусь к этому положительно, потому что всё время забываю, что кто-то в принципе слушает мою музыку. Для меня честь, что люди находят время, что поговорить о ней или обсудить мое творчество. У разных людей разные взгляды на границы жанров; я стараюсь сосредоточиться на позитивном аспекте самого факта общественного признания, нежели на разногласиях относительно жанровой принадлежности моей музыки. Да, я думаю, что вношу свой вклад в наследие нашего времени, но кто из нас не делает этого так или иначе?
          
          Сталкиваешься ли ты с трудностями при передаче чувств, эмоций, идей через свое творчество? Если да, то как ты их преодолеваешь?
          
          Не думаю, что это - проблема для меня. Обычно я «прячу» свои идеи/сообщения, так что они оказываются «не на поверхности», людям просто нужно их поискать. Но и для тех, кто воспринимает мое творчество лишь на уровне музыки, есть простор для его постижения без опаски увязнуть в хитросплетенных дебрях смыслов и идей. Те же, кто желает «копнуть поглубже», будут вознаграждены в своих поисках.
          
          


          
          Принимал ли ты участие в каких-либо музыкальных проектах до Nhor? Были ли они предпосылкой к Nhor?
          
          Да, я писал и другую музыку, но не думаю, что это достойно упоминания. Тем, что потом стало называться Nhor, я занимался на протяжении довольно долгого времени, не заботясь о названии; в каком-то смысле, я до конца не осознавал, что я именно я пишу и творю.
          
          В одном интервью ты упомянул, что Nhor – это не просто название для проекта, но твоя суть, это ты сам. Открытие Nhor в себе как-то повлияло на твое мировоззрение, взгляды?
          
          Мне кажется, что обретение Nhor заставило меня взять паузу. Я остановился и начал задумываться над насущными вопросами, такими, как «кто я?» и «зачем я живу?», нежели существовать ради самого продолжения жизни. Это было своего рода крещение листвой и звездами. Оно также подняло меня на уровень, где я скорее не думаю о том, что Я думаю.
          
          Я также читала о том, что ты не считаешь нужным раскрывать свою личность в Nhor. Как ты считаешь, встречается ли в наши дни искаженное представление о музыке, вызванное личностным восприятием ее авторов?
          
          Конечно. Люди привыкли отождествлять себя с любимой музыкой. Это привело к тому, что группы и жанры в целом превратились в бренды, ярлыки, которые люди навешивают на себя. Такая линия поведения включает в себя негласные правила, по которым люди одеваются, думают, ведут себя. Если человек, стоящий за определенной группой, не соответствует образу, который общество для нее придумало, то это общество его отторгнет, как нечто, компрометирующее тот имидж, которому оно тщательно следует.
          Мне кажется, что корень данной проблемы лежит в том, каким образом мы оцениваем друг друга. Современная культура основана на оценке имиджа человека, его внешнего позиционирования себя. Медиа и социальные сети только усугубляют этот процесс; заметьте, как даже видеоматериалы становятся все короче и короче, чтобы остановить внимание общественности на внешних образах. Музыка требует слишком многого времени для ее осмысления, а имидж автора – нет, и именно поэтому мы получаем то, что наблюдаем сейчас.
          Я не вижу смысла прилагать усилия к тому, чтобы открыть мою личность миру. Я не прячу ее специально, просто не вижу причину для того, чтобы упоминать о ней. Это никакой не секрет, и на мой взгляд совершенно неинтересный предмет для разговора, который лишь послужит отвлекающим фактором от музыки Nhor. Если мы – то, что мы создаем, то вы меня уже узнали.

          
          Твои работы, изданные в формате арт-бука, представляются идеей не только любовно выношенной, но и блестяще реализованной. Не расскажешь, как ты пришел к ней?
          
          На самом деле, это была задумка Prophecy Productions. Они решили, что такой формат позволит им представить меня своей фан-базе наилучшим образом. Я же давно хотел реализовать что-то подобное, поэтому был рад сотрудничеству. Многое произошло с того момента, как Nhor обрел рождение, поэтому, думается, выпуск такой книги позволил людям получить наиболее полное представление о том, чем является Nhor. Одновременно книга ознаменовала конец текущей главы в истории проекта. О следующей главе можно будет говорить, когда выйдет новый альбом.
          
          


          
          В своих песнях и рассказах ты часто обращаешься к звездам. Позволь спросить, изучал ли ты астрономию на академическом уровне?
          
          К сожалению, нет. Тем не менее, я посвятил очень много времени звездам, и то немногое, что я узнал, я узнал самостоятельно. Как я уже говорил ранее, Nhor – это путешествие и постижение. Звезды занимают определенное место в моем сердце, и я все время возвращаюсь к ним мыслями, чтобы изучить их еще лучше.
          
          Вдохновляет ли тебя литература? Произведения каких авторов ты любишь?
          
          Да, я довольно часто нахожу вдохновение в прочитанном. Обычно я читаю философские трактаты, научные книги и художественную литературу попеременно, это помогает мне поддерживать ясность мышления. Вряд ли я назову каких-то определенных авторов, это довольно сложно. В целом, я люблю работы, которые публикует Sam Harris (прим. интервьюера – американский писатель и публицист, популяризатор атеистического мировоззрения), также я с нетерпением жду выхода заключительной части трилогии за авторством Patrick Rothfuss (прим. интервьюера – трилогия «Хроника Убийцы Короля», заключительная часть под названием «Двери из камня» планируется к выходу в нынешнем году). Тем, кому нравится мой проект, я бы порекомендовал прочесть книгу «Nightwalk» от Chris Yates (прим. интервьюера – издания на русском неизвестны). Она написана простым, но очень «живым» языком и, надеюсь, соответствует духу моего проекта.
          
          Какие музыкальные жанры тебе лично нравятся и какие группы ты слушаешь?
          
          В мои музыкальные предпочтения входит достаточно широкий круг жанров. Музыка как пища: какую-то я просто не люблю, но есть одно и то же на протяжении всей жизни было бы скучно. Поэтому я стараюсь открыто относиться к данному вопросу, и когда нахожу для себя новые жанры, о которых раньше не знал и которые мне нравятся, меня переполняет радость от прослушивания той музыки, о которой я раньше даже не слышал. Я назову некоторых исполнителей/композиторов, чья музыка мне нравится и о которых, наверное, вы не ожидали от меня услышать: Joanna Newsom, John Williams, Fleet Foxes, Susanne Sundfor.
          
          Если бы ты мог порекомендовать своим детям лишь одну группу, кто бы это был?
          
          Я думаю, что это был бы John Williams (прим. интервьюера - американский композитор, написал музыку к более чем 200 кинофильмам), ибо масштаб и разносторонность его работ колоссальны. Я также назову альбом Neurosis «A Sun That Never Sets», так как, пожалуй, это мой самый любимый релиз вообще, и он оказал на меня самое сильное влияние. На самом деле, на моем альбоме «Within The Darkness Between The Starlight» вы можете услышать небольшую отсылку к этому шедевру.
          
          


          
          Ты можешь представить себе ситуацию, когда Nhor выйдет за рамки проекта одного человека?
          
          К сожалению, нет. Я думаю, мне пришлось бы поменять имя, если бы такое произошло. Да, я могу представить, что сочиняю музыку для кого-то, но все же предпочитаю остановиться на своей позиции one-man band. Этот проект стал важной частью моей жизни, и только моей. Это путешествие для одного меня, и пригласить кого-то еще разделить этот путь со мной будет означать потерю смысла, заложенного в Nhor.
          
          «В этом мире мы одиноки, потеряны, словно дети, заблудившиеся в чащобе. Когда ты стоишь передо мной, устремив свой взгляд на меня, что ты знаешь о моей тоске? А что я знаю о твоей? Если я паду ниц к твоим ногам, и плача, расскажу тебе о своей скорби, неужели ты поймешь о ней больше, как понимаешь, что такое геенна огненная только потому, что кто-то рассказал тебе, что пребывание в ней невыносимо? И лишь поэтому нам, людям, должно всегда представать перед друг другом с тем же трепетом, уважением, смирением и любовью, как и в тот момент, когда нас пригласят завершить наш жизненный путь в Аду.» - Ф. Кафка.

          
          Спасибо тебе большое за уделенное мне время.
          
          Вопросы задавала Ольга Дёгтева.
          Фото использованы с разрешения Nhor.

14.04.2015


Комментарии к интервью (0)

      комментариев нет

Добавлять отзывы и комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Автор


Helga Degteva

Город: Москва

отправить сообщение
смотреть профиль
смотреть публикации











liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Яндекс цитирования
Идея и разработка проекта: John Sinterson
Email: info@heavymusic.ru
©2001-2018 Power studio. Использование информации с сайта без разрешения автора запрещено!
Логин: Пароль:
запомнить меня
зарегистрироваться