Новости       Афиша       Фото       Репортажи       Интервью       Переводы       Рецензии       Группы       VK       YouTube       О нас       Друзья       ENG   

Интервью The Sundial

«Что ждёт нас в сновидениях?»

          

Совсем скоро на российском лейбле Endless Desparation (а в США и Канаде на Renaissance Rec.) выйдет второй альбом этой замечательной калининградской группы, играющей красивейший симфо-блэк с элементами дума. Музыка The Sundial прекрасна, романтична и загадочна, а когда агрессивный скриминг и гроул сменяет нежный голос под аккомпанемент фортепиано, то... ладно, услышите сами, а пока давайте лучше в преддверии выхода альбома "Transition" поговорим с обладательницей этого чудесного голоса Анастасией "Remedios"!

          
          


          
          - Привет. Расскажи вкратце историю коллектива.
          
          История моего пребывания в группе началась с 2002 года, когда я туда пришла. Меня пригласили на свободное место вокалистки. Но в процессе разговора выяснилось, что у меня есть инструмент и я умею на нем играть, и так получилось, что я заняла место клавишницы, места которой не было предусмотрено в группе, вообще. Тогда наша формация называлась No Tome To Cry. С 2003 года начались выступления по городу, в 2004 мы сменили название на Sundial и записали демо The Silence, в 2006 был прорыв – съездили в качестве приглашенных гостей на небольшой фестиваль в Швецию и в этом же году был официальный релиз первого альбома “Heart of the Sun”, запись которого длилась с мая 2005 года по февраль 2006-го. После возвращения из шведского трипа мы осели за новой программой, которая выходит в этом году (2008) в виде второго полноформатника под названием “Transition”.
          
          - Кто сейчас играет в группе?
          
          На данный момент лайн-ап группы таков:
          
          Александр Шаблин – барабаны
          Алексей Смирнов – скрипка
          Дмитрий Муратов – вокал
          Анастасия Кузнецова – клавишные, вокал
          Сергей Челяев – гитара
          Наумов Максим – сессионный бас-гитарист
          
          


          
          Не исключено, что вскоре в группе появятся новые люди.
          
          - Раньше ты была клавишницей. Как так получилось, что ты стала вокалисткой?
          
          Я изначально была вокалисткой в группе, девчонок брали, потому что я не могла совместить игру на клавишных и вокал в одну кучу в силу мозгового сдерживающего фактора, именно поэтому в свое время через группу прошло несколько вокалисток, ни одна из которых не справилась с поставленной задачей. Поэтому мы отделались малой кровью и решили, что петь будет вокальные женские партии тот, кто их придумывает – т.е. я. Мой вокал присутствует на всех выпущенных и выпускаемых вскоре пластинках (демо 2004, первый альбома 2006, второй альбом 2008). Вокалисткой я не стала, я ею всегда была. Просто это не афишировалось, как делается сейчас.
          
          - Что думаешь сейчас про ваш дебютный альбом по прошествии двух лет? И почему решили после него несколько сменить стилистику?
          
          Я не хочу думать о нашем первом дебютнике в плохом ключе, но когда я включаю его, мне жаль наши песни, которые мы отдали на растерзание ужасного качества и звука, которые превратили их в нечто несопоставимое с тем, что мы играли тогда на самом деле. Живые выступления вызывали намного больший резонанс, чем сам альбом. И некоторые наши слушатели в родном городе очень были разочарованы пластинкой, потому что хотели услышать от нее то, что они обычно слышат от нас на концертах. Даже не лучше того, что слышали, а просто – не хуже.
          Демо 2004 года я намного больше довольна и вся группа тоже, потому что демо по качеству может даже и хуже чем первый полноформатник, но оно «с конкретным подвальным характером», эдакий «полуграндж», много шумов, много «хола», много «делея», много всего лишнего, но все это настолько в духе ностальгии, что слушать демку намного приятней, чем первый полноформатник.
          Что касается стилистики – специально мы ее не меняли, мы просто идем по своему пути, и это может кому-то не нравиться из наших старых слушателей, но музыка развивается как человек, когда он растет – с ним растет и его музыка. И наоборот.
          
          - Новый альбом был записан в Польше? Почему сделали такой выбор?
          
          Потому что Калининградские студии не располагают тем количеством и качеством оборудования, которые в состоянии обеспечить нормальное звучание любой метал-банде. У нас однозначно есть талантливые звукорежиссеры, но за ними стоят сложные задачи: например, то же помещение для студии, организация нормальной звукоизоляции, и самое главное – это покупка необходимого оборудования, которая обойдется не в одну тысячу евро. Отличный звук никогда не бывает программным, и на домашнем компе невозможно сделать полноценный качественный материал (я про металл-направления). Максимум – это сделать студию подо что-то одно: под запись только гитар, или только голоса (для которого нужна отдельная «вокальная комната»). Мы прикинули студии в городе и без обид, решили, что нам ничего не подходит из предложенного тут. Поэтому наш друг и со-продюсер альбома ‘Transition’, Мирон (Tvangeste) предложил вариант с Польшей. Показал несколько работ, над которыми они работали, мы были в восторге, и остановились на Польше. Роль сыграло и близкое местоположение студии. Доехать до Польши на машине - занимает несколько часов. Наличие в студии жилого района для музыкантов – это всегда качественно отражается на творчестве и материале.
          
          - Как Вам, кстати, было работать с не русскоязычным продюсером?
          
          У нас несколько прямых продюсеров альбома: я, Алексей (скрипка), Дима (вокал), Саша (барабаны) и Миша (Мирон). Все – русские. И у нас вышли отличнейшие помощники и саунд-продюсеры в лице Олега Садовского (Калининград) и польских музыкантов и звукорежиссеров Мартина Киелбачевски и Шимона Чеха (и Мартин и Шимон разговаривают на русском языке), а так же финского специалиста по мастеру Минервы Паппи с Finnvox. С Минервой работал Алексей. Он лучше всех сможет рассказать, насколько приятно с ней работать. Что касается наших польских друзей и помощников, то разумеется, к концу записи альбома мы были почти родственники :)
          Работать с ними – совершенно по-другому, нежели с русскими звуковиками. Мартин и Шимон очень требовательные, они выжимают по максимуму из музыкантов, плюс дают дополнительную базу о собственном саморазвитии, так например, по возвращению в город, я через некоторое время пошла учиться классическому (академическому) искусству вокала, а парни не слезают со своих инструментов. Мы расширили опыт и кругозор, нам передали свои знания профессионалы. Дело не в национальности. Дело в профессиональном подходе к тому, чем ты занимаешься.
          Кроме того, с нами работал над одной композицией с альбома русский брэйк-бит продюсер Mars, который так же, как и остальные профессионалы, показал настоящий «класс», только в другой, электронной музыке. Мы всегда были за дружбу между стилистическими различиями в музыке, даже если между ними целая пропасть (нашелся бы тот, кто мост кинет над ней). Мы надеемся, что под наш совместный трек с продюсером MARS будет приятно танцевать на дискачах :)
          
          - Здорово! Какая Тематика новых песен?
          
          Сны. Это очень емкая тематика. Я попала под распространяющуюся волну «сталкинга» и «дримерства» и меня лично очень зацепили все эти темы. Поэтому тематикой альбома было выбрано именно «дримерство». Прямая поддержка в лице огромной информации, которую обеспечила московская и калининградская группа аномальщиков под названием «Неман» наложила свой отпечаток в итоге и на наше творчество. Главная тема альбома – это сны, как «подтема» - это Переход. Переходы в параллельные миры, которые по теории «открываются» прямо из «аномальных зон».
          
          - Значит, тексты надо будет изучить довольно внимательно! А великолепная обложка, кто её оформлял, и в чем смысл?
          
          Спасибо. Оформлением обложки занималась французская дизайнер Александра Бах. Мы тоже в восторге от ее проделанной работы и планируем в дальнейшем продолжать с ней иметь дела по теме оформления наших следующих дисков.
          Смысл обложки – прямо пропорционален названию: «Переход». На обложке изображены ворота, которые и есть тот самый «Переход».
          
          - Почти ясно :) Как с концертами и, вообще, с металлической сценой в Калининграде? Какие бы ты выделила группы?
          
          Плохо с концертами в Калининграде. На данный момент нет ни одной специализированной площадки, куда бы было не стыдно пригласить группы из других стран и городов. Для Def Leppard у нас, например, в состоянии оформить стадион, но что делать группам другого масштаба и стиля – не очень понятно.
          Многим совершенно перпендикулярно, что будет и в каком состоянии гот и метал сцена в городе, никого никогда не интересовало, где выступать местным музыкантам и куда их приглашать, например, тех же Vader или Behemoth. Нежелание открывать глаза шире и видеть гораздо больше, чем ТАТУ или байк-фестивали «Ночных волков» ежегодно, с невероятным количеством непонятного народа, который знать не знает кто такие «Ночные волки», а пришел простите, просто бухать – это и есть в моем понимании настоящее ханжество, высший пример которого нам показывает местная власть. Уж простите, это оффтоп, но КАК тут у групп «не поп» формата берут местные журналисты интервью для народной прессы или телевидения – это просто пи*ец. Люди, которые составляют вопросы – явно с жесткими мозговыми травмами, которые не позволяют им не только отойти от пост-советских стандартов (и перестать, наконец, именовать любого в черных одеждах «частью субкультуры»), но и потом набраться наглости написать описание что-то вроде «эта сатанистическая группа, припев которой мне напомнил группу Рамштайн…», Рамштайн - единственная группа, вероятно, о которой они мельком услышали когда-то по первому каналу поразила их разум в такой страх и ужас, что теперь они, в своих спортюмах даже и не знают, что думать обо всем этом мире, который не укладывается в их маленькие рамки.
          Имеется в городе одна более-менее терпимая сцена («Башня Врангеля»), но она – летняя и раздолбанная, простите, в хлам. Как и территория близ нее. Кроме того, она настолько «своя», что проводить даже концерты маленького местного масштаба а-ля «появилась новая студенческая группа такая то!» не представляется возможным, поэтому эти самые «новые хорошие группы» нередко уезжают из города в столицы, откуда битву за сцену можно вести гораздо проще, и честней по отношению и к людям, и к товарищам по цеху.
          Мы этого делать не планируем, если что. «Понаехали тут» - это точно не про нас.
          Я бы на данный момент выделила несколько групп, которые совершенно в курсе о том, чем занимаются. И которые не коротают время на репетициях между работой, домом и учебой. Это ска-панк формация Dis-Ney, ТРУшные дэт-металлисты в лице X-Rated, новая волна «русского рока» в лице Мир Огня и очень качественная хэви-формация Форпост, где вообще каждый участник коллектива – настоящий профи. Так же, я бы хотела отметить творчество продюсера и ди-джея Mars, который делает свой материал на очень высоком уровне, что раньше было несвойственно «электронному» Калининграду.
          
          


          
          - В родном городе у Вас много поклонников?
          
          Не больше, чем у любой другой группы, которая старше 5-ти лет. Зато они у нас не «временные», как это часто бывает. А отслеживают историю группы с ее самых начал. Город небольшой и нередко роль поклонников выполняют друзья участников группы. Поэтому со всеми старыми своими поклонниками мы давно знакомы и общаемся. Количество пришедшего на концерт той или иной группы народу говорит о том, насколько группа социальна и смогла с каким-то количеством людей постоянно поддерживать связь между концертами. Разумеется, новые выходящие альбомы местных групп больше всего ждут люди, которые живут с ними в одном городе.
          
          - Внутрь страны выезжаете с концертами?
          
          Нет, пока не выезжали. Поступают чаще предложения со столиц об обмене группами «в обмен на то, что вы привезете нас, вы потом приедете к нам». Это все хорошее движение, но лично я не желаю сталкиваться еще раз с организацией концертов в Калининграде. Это утопия. Мы играем музыку, а не устраиваем концерты. Вторая серия предложений выступить в столицах – это когда ты оплачиваешь себе абсолютно все и подписываешься под какой-то фестиваль. Нас этот вариант тоже не устраивает, особенно на фоне того, как мы не жалеем средств на качественный материал. «Переход» - это не только сны, переход в новый стиль и качество, это еще и новое отношение к концертам (хехе, да будет так! Аминь). По России – в частности.
          Мы с удовольствием отыграем для людей, которые нас слушают и знают в России, мы действительно любим наших слушателей, каждый из них, как показала практика на различных профайлах группы – личность со своими взглядами и мнением, и самое главное – с головой на плечах, но не все зависит от нас. Мы не в ответе за подход к мероприятиям российских организаторов. И я надеюсь, что люди нас поймут в этом.
          
          - Ну я сильно надеюсь, что в этом плане скоро всё сподвинется на удовлетворяющих все стороны условиях! Следующий вопрос – какую музыку слушаете сами?
          
          Я подсела опять на гранж. Открыла для себя пригламуренный Seether и опять с ума схожу по Nirvana и подсела на классическую оперную вокалистку начала века – Антонину Нежданову.
          Народ в группе слушает различный метал в лице Moonspell, Theatre of Tragedy, Cannibal Corpse, Dimmu Borgir и другое. Вокалист Дима вообще фанат всего, что конкретно помясней. Леша и Саня любители полуготики-полудума, ну, в общем, чего-нибудь слушающегося более мелодично. Я с ними в этом солидарна, новый участник Сергей – с нами на одной волне. В общем, мы все слушаем примерно одинаковую музыку и фанаты одних и тех же групп, исключение составляет, когда кто-то «сезонно» подсаживается на что-нибудь левое.
          
          - Хотелось бы спросить насчёт группы Tvangeste – как они вам?

          
          Нас в группе пять человек. У всех свое мнение, какие то нюансы. Мы относимся к Tvangeste как допустим, к Dimmu Borgir или Cradle of Filth. Качество не хуже, музыка не хуже, все отлично и очень и очень не по-российски, что не дает нам повода составлять мнение о группе, взирая на нее со своей исключительно русской колокольни. Я считаю ее лучшей метал-формацией в России, и чтобы выйти с ними на один уровень, надо потрудиться ни один год. И уж точно не записывать альбомы дома. Те, кто этим занимаются – увеличивают свой путь в несколько раз.
          Отметить Tvangeste как лучшую калининградскую группу мне не позволяет совесть. Они всегда были как не отсюда.
          
          - Некоторые из фотографий с последней фотосессии группы больше подошли бы для какого-нибудь мужского журнала, нежели для сайта группы. Это попытка привлечь внимание, или имеет и какое-то отношение к музыке?
          
          Мы уже привлекли внимание тем, что отнеслись к своему материалу не так, как большинство российских метал формаций, и не стали скупиться на его запись и подачу.
          Какую бы фотосессию бы мы не сделали, сейчас бы все было бы точно так же, как есть :)
          Что касается фотосессии, то в мужских журналах – они кардинально другие, как и в женских. Метал группа – это не длинное платье и многочисленные корсеты, это не только черный цвет и черно-белая фотография на фоне готической лестницы около дома. Фотосессии НИКОГДА не имели отношения к музыке, потому что это два разных направления в искусстве. Исключение составляют, разумеется, фотографии с концертов, где важнее движение и эмоции коллектива, чем сама композиция. Парни в метал коллективах – это не скучные заросшие гитаристы или живые барабанные палочки, а девушки это не широкие платья, в которых невозможно передвигаться. На лице не должно быть вечной грусти или злобы, чтобы олицетворять собой непонятно что только потому, что ты играешь грустный метал. Маньяки – это не люди с окровавленным топором в руках и куском чужой ноги во рту на Красной Площади. Всему должна быть мера и свое место. Месту стереотипов в образе нашей группы – нет =)
          Мы устроили фотосессию такую, какую нам хотелось. Мы играем музыку, какую нам хочется. Мы все делаем исключительно так, как нам хочется. И на наших концертах люди всегда ведут себя так, как им хочется. Если им хочется просто встать и молча слушать, вместо того, чтобы устраивать слэм – мы никогда не поймем это неправильно.
          
          


          
          - Судя по фотографиям, ты увлекаешься тату. Можешь рассказать поподробней об этом увлечении?
          
          Я никогда не увлекалась тату. Никогда не отслеживала тенденции и не знаю смысла ни одной характерной тату. У меня есть любимый современный художник в лице испанца Луиса Ройо, с картины которого был срисован мой дракон.
          
          - Не страшно было делать такую большую татуировку, да ещё и на столь видном месте?
          
          Делалось часов 5-6. Было местами больно, но это же не смертельно! И почему мне должно было быть страшно? Страшно – это просто эмоция, которой можно управлять, как и собственным телом.
          
          - По поводу последнего абсолютно согласен! Каков твой взгляд на отечественную сцену? Как ты думаешь, что нужно среднестатистической российской метал-группе, чтобы стать известной на западе?
          
          Мир – огромен, нельзя клином сводить свет на одном явлении. В России не может быть самая лучшая природа в мире, русский не является самым красивым языком в мире, христианство – это не исконно-русская культура России. Я глубоко уважаю группы, которые черпают вдохновение в старине, которые используют старорусский в своих текстах, которые поют о язычестве и исконно-русской культуре (но надо осознавать, что в России поддерживают больше всего то, что не принадлежит России, потому что чувство патриотизма в стране сейчас не модно). Я не люблю группы, которые прославляют пьянство, водку, наркотики, бля*тво и политику. Группы не могут петь о высоком на низком уровне саморазвития. Как можно петь о высокой культуре, ища бордели в городах, куда приезжают с концертами? Люди всегда чувствуют обман и неискренность. Если у человека на лице написано жесткое похмелье – его речь о высоте его умственного потенциала просто смешна. Нельзя выводить недостатки в рамки достижений. Труд облагораживает человека. На сцену нельзя выходить пьяным, или неопрятным, или с мыслями о деньгах, которые он получит с этого мероприятия. Это неуважение к пришедшим на него людям в первую очередь.
          Нам как-то предложили в городе совсем недавно поучаствовать в концерте. Мы спросили почем на него будут билеты. Нам сказали. И мы выслали список со своими требованиями, в том числе финансовыми. Нам сказали, что условия выполнять не станут. Концерт для народа. Фиг с ним, концерт для народа? Мы поучаствуем, нам ни разу не лень, но вход должен быть свободный. Мероприятия не состоялось. Группа всегда в ответственности за уровень проведения мероприятия, тем более, когда она имеет к нему самое прямое отношение (хэдлайнерство). И по мере сил коллектив обязан знать политику мероприятия, чтобы ни со стороны организаторов, ни со стороны группы не происходило лажи.
          Чтобы стать известной среднестатистической российской метал-группе на Западе нужно перестать о себе думать, как о среднестатистической российской метал-группе. И перестать слушать мнения «бывалых», но по каким то причинам неудавшихся музыкантов. Перестать наступать на чужие грабли и советоваться с тысячью людей одновременно. Надо делать так, как хотелось бы тебе и твоим коллегам. И не закрывать глаза на кривую игру тех или иных инструментов только потому, что «на нас и так придут». Придут и в следующий раз, но могут придти и другие, новые люди. Которые услышат все косяки и на третий раз уже не придут никогда. Они убедят тех, кто приходил первый раз, и они тоже больше не придут. Надо четко осознавать, что людей в мире очень много. И то, что в России прокатит – никогда не прокатит в Канаде. Метал сцена в другой стране, на которую нацелена группа – может быть гораздо выше, чем в России. И брать пример надо будет уже с других ориентиров, а не с устоявшихся российских кумиров, которые, иной раз, и играть то не умеют толком после 40 лет, проведенных на сцене. И развитие музыкальное и умственное у них остановилось 35 лет назад после удачного первого концерта на «блатхате» у друзей в сопровождении огромного количества спиртного. «Хороший человек» - это не показатель уровня профессионализма.
          
          


          
          - Какие планы после выпуска нового альбома?
          
          Выпустить сначала. Выпустить на рынок и обеспечить доступ к новому материалу для бОльшего количества людей, которые хотят его услышать, а не как было с предыдущим альбомом, который сейчас нигде купить нереально. Мы даже капиталовложения сократили выпускающему лейблу на печать новых дисков, чтобы по цене он был максимально доступен, и не превышал определенных ценовых рамок.
          С первым альбомом тоже что-нибудь придумаем, чтобы он стал, наконец, доступен для слушателей.
          
          - Расскажи какую-нибудь веселую историю из жизни группы.
          
          У нас историй всегда очень много. Мы, вообще, ко всему стараемся относиться с юмором, даже когда дела очень серьезные. Особенно этим отличаются выезды из страны.
          Как-то давно, когда в группе еще не было нашего барабанщика Александра Шаблина (очень талантливого, между прочим, барабанщика!), я возвращалась домой на автобусе домой. Из города. Стою себе на остановке, никого не трогаю. Постояла где-то полчаса, поняла, что автобуса ждать бесполезное занятие и начала тормозить такси. Останавливается красный Фольксваген-гольф, и оттуда добродушный паренек, мол, вас куда подвезти, девушка? Я говорю куда, сажусь в машину и мы едем по направлению к моему дому. Мальчик оказался пронырливым, на вид ему лет 17. Поскольку настроение у меня было «загадочное» и ни с кем не хотелось знакомиться, я четко решила врать на все вопросы. Сначала он говорил про погоду и состояние дорог, как водится, потом весело «Девушка! А как же вас зовут? Мы вот столько времени уже едем. Все я говорю да говорю, а спросить даже ваше имя забываю!» Я не долго думаю: «меня зовут Катя». В это время мы подъезжаем уже к моему подъезду, денег с меня, конечно же, очень интеллигентный молодой человек не берет. Но очень воспитанно спрашивает, не хотелось бы мне куда-нибудь сейчас съездить или сходить прогуляться. Я, конечно же, леплю отрицательный ответ, и ухожу домой. Тогда я еще была блондинкой. Но в течение следующего месяца возвращаюсь в свое обычное состояние и становлюсь брюнеткой.
          Где-то через месяц группу покидает наш барабанщик Илья Лев и на его место бывший гитарист Сергей Дмитриев уже находит нового человека. Саня приходит, всё играет, и мы его берем в состав. Начинаем репетировать. И вот, настал тот час. Он меня и мои клавиши отвозит после репетиции домой и ненароком спрашивает, не живет ли здесь некая Катя? Я отвечаю, что не знаю такой, а потом он долго озирается на мой профиль на соседнем сидении и начинает ржать :)
          Стоит ли говорить, кого цеплял на улице Саша Шаблин больше месяца назад?
          История ныне носит культовый характер в группе и ранее прессе не рассказывалась :).
          
          - Да, реально прикольно!:) Ну и напоследок несколько слов для наших читателей.
          
          Оставайтесь всегда собой и никогда не отчаивайтесь! Настоящие воины даже поражение принимают как победу.
          
          С Уважением, Кузнецова А.

01.06.2008


Комментарии к интервью (0)

      комментариев нет

Добавлять отзывы и комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Автор


Demether

Город:

отправить сообщение
смотреть профиль
смотреть публикации











liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Яндекс цитирования
Идея и разработка проекта: John Sinterson
Email: info@heavymusic.ru
©2001-2018 Power studio. Использование информации с сайта без разрешения автора запрещено!
Логин: Пароль:
запомнить меня
зарегистрироваться