Новости       Афиша       Фото       Репортажи       Интервью       Переводы       Рецензии       Группы       VK       YouTube       О нас       Друзья       ENG   

«Интевью с Timo Kotipelto (MetalRules!! 2001)»

Stratovarius

          The Curtains Are Falling: Stratovarius Begins Intermission
          
          Знаю, я говорил это прежде, но каждый раз, когда я беру интервью у того, чьим поклонником являюсь, я щипаю себя и восклицаю: «Надо же, я разговариваю один на один с этим парнем!» Это относится и к Тимо Котипельто. За прошедшие три года я явно повзрослел и полюбил музыку этой замечательной финской мелодик-металлической команды. От музыки до лирики – мне нравится в них все, они обладают потрясающей энергетикой, которой нет у других групп. Поэтому, получив от Nuclear Blast возможность пообщаться с кем-то из Stratovarius, я был по меньшей мере в восторге. Интервью началось в 6 часов утра по восточному времени (у меня) – но я был готов выскочить из постели в любое время, чтобы пообщаться с этим парнем! Я собирался поговорить с Тимо о его карьере до Stratovarius, о его приходе в группу и о планах на сольный альбом, о финской музыкальной сцене и о многом, многом другом. Я надеюсь, что читая это интервью, вы получите такое же удовольствие, как и я во время этого разговора!!
          
          Давай начнем с разговора о новом альбоме – “Intermission”. Скажи мне, какова была причина для выпуска компиляции разных живых записей, новых песен и кавер-версий?
          «Первоначально идея пришла от нашего лейбла. Полтора года назад мы подписали контракт с Nuclear Blast и почти сразу выпустили альбом “Infinite”, после чего заявили, что нам нужен отдых. Они не сильно обрадовались этому. Они опасались, что фэны забудут группу, п.ч. мы намеревались сделать перерыв на три года. Они спросили, можно ли выпустить своеобразный подарок фэнам, чтобы они не думали, что группа распалась. Мы согласились, если это будет нечто особенное. Мы потребовали сделать красивую упаковку, хорошую музыкальную подборку и чтобы цена не превышала среднюю. Это сработало в Финляндии, но я не знаю, сколько будет стоить альбом в Канаде, но в Финляндии он все равно гораздо дешевле. Во время тура с “Infinite” мы много общались с фэнами, и они выражали беспокойство, что мы распадемся, что три года – это слишком долго. Поэтому нам понравилась идея выпустить для них альбом “Intermission”. Название говорит само за себя – просто короткий перерыв.»
          
          Остались ли еще неизданные ранее треки или би-сайды, которые не попали на “Intermission”?
          «Думаю, что нет. Первые две песни – совсем новые. Тимо сочинил их в сентябре прошлого года, в ноябре мы их записали, а в конце ноября в Финляндии я их уже спел. Третья песня “The Curtains Are Falling” предполагалась для альбома “Infinite”, но наше время в студии уже поджимало и лирика не была готова полностью. Так что эта композиция не была записана ранее.»
          
          Обложку оформлял известный художник Дерек Риггс. Интересно, вы дали определенные указания, какой сделать обложку, или же он получил полную свободу творчества? Просто я заметил черты, напоминающие ваши прошлые обложки (ТК: «Верно…»), такие как символ бесконечности с дельфином, камни, напоминающие Стоунхендж, как на обложке “Episode”…
          «Парень, ты выучил урок! (смеется) Присутствуют отдельные черты из нашего прошлого, п.ч. этот альбом закрывает первую главу в истории Stratovarius, после него начнется вторая глава. Мы хотим выпустить еще восемь альбомов. Что касается оформления обложек, то с этим имеют дело Йорг Михаэль и Дерек Риггс. Но я нахожу эту обложку великолепной. Я согласен с тем, что Дерек Риггс – прекрасный художник.»
          
          Ты уже упомянул совершенно новые песни на этом альбоме, а “Requiem” – тоже совсем новая композиция?
          «Да, верно.»
          
          На вашем официальном сайте я узнал, что существует также лимитированное издание “Intermission”, которое можно заказать только посредством сайта. В чем его отличие от оригинального альбома?
          «Есть пара отличий. Во-первых, совершенно другая упаковка. Обычный диск, который вы можете купить в магазине, имеет пластиковую упаковку темно-голубого оттенка. А у специального издания это то, что мы назвали «драгоценный футляр» - коробка в два раза шире, чем у обычного диска, которая больше похожа на книгу, когда вы открываете ее. Во-вторых, там содержится дополнительный мини-диск с двумя глупыми и смешными демо-версиями. Издание ограничено 2000 копий по всему миру, и мы были обрадованы, когда наша звукозаписывающая фирма согласилась распространять его только через наш официальный сайт. Кроме того, это послужит наградой тем фэнам, которые постоянно пребывают на нашем сайте и следят за событиями, а приобретение диска через наш сайт даже дешевле, чем покупка обычной версии в магазине, так что мы не используем специальное издание для зарабатывания дополнительных денег. Это просто подарок для верных фэнов.»
          
          Вы еще не продали все 2000 копий?
          «Думаю, пара сотен еще осталась. Мы заказали 2000, и за прошлую неделю разошлось около тысячи копий, так что думаю, что к концу этой недели все будет продано.»
          
          Теперь я хотел бы поговорить о перерыве в вашей деятельности. Нового альбома не будет до 2003 года. Для некоторых групп перерывы – обычное явление, они могут отсутствовать по 3-4 года. Считаешь ли ты, что люди, которые переживают из-за вашего отсутствия, просто параноики?
          «Может и так, просто фэны Stratovarius привыкли получать новый альбом каждый год. У нас бывали перерывы, если их так можно назвать, т.е. иногда мы не выпускали альбом около полутора лет. Но мы всегда работаем на износ и стараемся выпустить альбом, как только у нас появляется достаточное количество новых песен, так что последние лет семь мы неустанно трудились в студии и в дороге. Я согласен, что есть такие группы, как Metallica, которые могут делать 4-летние перерывы, и при этом они, возможно, в сто раз более великая группа, чем мы, и продаются намного лучше. Их турне также намного дольше, поэтому тут все понятно. Но если иметь в виду группы нашего уровня, которые хорошо продают свои альбомы, то для них делать перерывы – не лучший вариант, особенно если группа хорошо продает альбом за альбомом, то это своего рода коммерческое самоубийство. С другой стороны, мы никогда не делали музыку ради денег, и мы не начинали играть музыку ради денег, и это должно оставаться неизменным. В конце прошлого года мы сильно устали из-за гастролей. Особенно я, ведь как ты знаешь, я обжег руку на фестивале и из-за этого нам пришлось менять расписание тура по Южной Америке, который оказался для нас адским туром, п.ч. у нас был запланирован 21 концерт и 21 перелет, мы страшно устали. Но слава Богу, концерты были потрясающими. Тем не менее, мы решились на передышку, п.ч. решили – лучше отдохнуть сейчас, чем сгореть окончательно.»
          
          Напряженное расписание заставило вас воспринимать музыку как работу, а не как удовольствие и веселье?
          «Гмм… Только с конца прошлого года. Должен признать, что пара выступлений в декабре прошлого года заставили меня поволноваться, п.ч. я с трудом находил в себе силы идти на сцену. Никогда прежде я не испытывал ничего подобного. Но это лишь показало, что нам пора отдохнуть. И мы очень своевременно взяли отпуск. Ты знаешь, было очень забавно, когда после двух месяцев сидения дома и ничегонеделания касательно Stratovarius, мы вдруг почувствовали, что нам безумно хочется поехать и выступить хотя бы на фестивалях, хотя мы и условились больше не выступать. Потом мы проспались и решили, что выступим на двух фестивалях, а после этого – никаких концертов. Так что в поддержку “Intermission” мы не будем гастролировать.»
          
          Мне известно, что во время этого перерыва ты будешь работать над сольным альбомом. Какие музыканты примут участие в его записи?
          «Все музыканты уже утверждены. Не знаю, заходил ли ты на нашу домашнюю страницу, но 3-4 недели назад там был опубликован список музыкантов. Начну с ударников… Это мой хороший друг Мирка Рантанен из группы под названием TunnelVision, они играют прогрессив-металл, но еще не очень известны. Другой ударник – Газ из группы HIM. Большинство партий бас-гитары уже сыграны нашим парнем – Яри Кайнулайненом. У меня два молодых клавишника – Янне Варман из Children Of Bodom и Микко Харкин из Sonata Arctica. И на сей момент в моем распоряжении четыре гитариста. Мой друг Сами Виртанен сыграет вес гитарные партии для демо-лент и для 3-4 песен на альбоме, кроме него будут играть Роланд Грапов, Майкл Ромео из Symphony X и Арьен Люкассен из проекта Ayreon. Я пел на его альбоме и теперь его очередь помучиться (смеется). Таков окончательный состав. Я больше не ищу дополнительных музыкантов. У меня великолепный состав и я счастлив, что буду иметь возможность поработать с ними.»
          
          Сколько песен уже написано?
          «Музыка готова для 13-15 композиций, а лирику еще предстоит написать, и это будет нелегкая работа, п.ч. альбом будет концептуальным и все песни должны быть пронизаны единой темой альбома. Но я не могу сказать тебе тему альбома, это пока что секрет.» (смеется)
          
          А музыку можно сравнить со Stratovarius?
          «Конечно, влияние Stratovarius будет присутствовать уже потому, что пою я. Когда сольный альбом делает певец, то это очень сильный инструмент, и изменить можно только высоту и тональность голоса. Я смогу сказать тебе, каким будет альбом, только после его микширования, да и не у меня надо спрашивать, что это будет за музыка. Но мне кажется, это будет некая смесь из Stratovarius, Iron Maiden, Black Sabbath, немного Queensryche и может даже Judas Priest. В основном, это будет возвращение к моим корням, к звучанию 80-х, не без влияния 90-х и даже 2000 года. Альбом будет мелодичный, более тяжелый, но более медленный… Увидим.»
          
          Ты уже определился с датой выпуска альбома и будет ли он выпущен лейблом Nuclear Blast?
          «На данный момент я веду переговоры о заключении контракта и на следующей неделе я встречаюсь с представителями одного лейбла. Я послал 3-песенное демо своему менеджеру. Он занимается всеми переговорами, п.ч. я не хочу тратить свое время на телефонные разговоры с лейблами. Меня это просто не интересует. Я пытаюсь сконцентрироваться на музыке. Независимо от лейбла я начну запись альбома 23 июля с основных дорожек гитары, баса и ударных. За осень я запишу и смикширую весь альбом. Я предполагаю, что издан он будет в январе или феврале 2002 года.»
          
          Ты собираешься гастролировать в его поддержку?
          «Я еще не решил, но я точно не буду два месяца находиться в дороге в качестве чьей-то поддержки (смеется). Возможно, я сделаю несколько выступлений, но это будет зависеть от продаж альбома. Если будет тотальный провал, то и концертов не будет. Но мне хотелось бы выступить на фестивалях.»
          
          Я хотел бы затронуть тему твоей лирики. Я был поклонником Stratovarius много лет, но только в последние годы я, на самом деле, стал обращать внимание на тексты, о чем они. И это только добавило моего уважения к группе, п.ч. слушая музыку, мы получаем это ощущение музыки, а читая стихи, мы получаем некое позитивное послание. Для меня это имеет важное значение. Скажи мне, что вдохновляет тебя писать такие стихи?
          «Приятно, что ты видишь различие. Вчера по финскому телевидению показали одну передачу, в которой было записанное со мной интервью. Также там показали одного парня, играющего в финской группе, который комментировал мои высказывания. Он заявил, что только на последнем альбоме мы стали писать о чем-то другом, помимо королей и драконов. Я подумал: «Ах ты, засранец! Да ты никогда не читал наших стихов!» Но я на этом не зацикливаюсь. Когда я только пришел в группу, то уже знал, что мы пишем песни об обычной жизни и ее проблемах и затем соединяем стихи нашей музыкой. И у нас хорошо получается. Есть много групп, которые сочиняют о драконах и т.п. материал, и это их дело. Я думаю, что это неплохо. Конечно, для кого-то наши тексты скучны, но для нас жизнь сама по себе очень интересна. В ней бывают радости и горести, и иногда это необходимо – выразить чувства в лирике. Мы воспринимаем как награду то, что люди присылают нам много сообщений, в которых признаются, что наша музыка и наша лирика помогли им преодолеть трудные времена. Это большой комплимент.»
          
          Я много раз замечал, что когда возвращаешься домой с работы или просто чувствуешь себя расстроенным, то мне нужно включить Stratovarius и после 2-3 песен я могу сказать себе, что все отлично (смеется)!
          «(смеется) Здорово! Мне приятно это знать.»
          
          А какая тематика кажется тебе наиболее привлекательной или наоборот – наименее?
          «Большинство песен об обычной жизни и о том, что нам довелось увидеть собственными глазами. Мы много гастролируем и видим, в какой стране что лучше, чем в Финляндии, или что в Финляндии хуже, чем в других странах. Пусть это звучит как клише, но все люди в той или иной степени похожи друг на друга. Я считаю, что это зависит от воспитания и от среды, в которой вырос человек. Это формирует тебя и твой образ мышления. Когда я смотрю сейчас в окно, то вижу красивый парк, это тоже очень важно для нас. Я испытываю благодать от того, что здесь в Финляндии такая девственно чистая природа, а когда мы приезжаем в крупные города – Сан-Паулу, Токио, Осаку – все иначе. Хотя я и нахожусь в 20 минутах езды от центра Хельсинки, но здешним воздухом можно дышать. Меня очень беспокоит ситуация на планете.»
          
          В клипе на песню “Infinity” на вашем DVD “Infinite Visions” можно видеть прекрасные картины мира и природы, а затем – опустошенные пространства и уничтоженные поля.
          «Наверное, это было рискованно. Во время выступлений в последнем турне мы демонстрировали это видео и еще… “Mother Gaia”, кажется. Мы рисковали, представляя таким образом “Infinity” в Германии, п.ч. там есть фотографии Адольфа Гитлера, евреев, убийц и т.д. Мы просто хотели разбудить людей. Я имею в виду, что мы не пытаемся указывать, что и как делать. Мы хотим, чтобы люди очнулись и начали думать самостоятельно, начали жить своей собственной жизнью! Мы – не проповедники, мы лишь хотим говорить о Земле и о том, что с ней происходит.»
          
          Полагаю, в этом заключается послание альбома “Infinite”. Даже его обложка – отображение двух сторон нашего мира.
          «Именно так.»
          
          Мне хотелось бы поговорить также об одной из самых популярных композиций альбома “Infinite” – это “Hunting High And Low”. Расскажи, о чем она и как она представлена на видео. К примеру, там есть момент, когда парень, выглядящий как бизнесмен, отдает свой сотовый телефон и машину двум уличным бомжам.
          «Над этим видео мы работали с режиссером, у которого своеобразный способ работы: я высылал ему тексты и пленки с записью музыки, а потом мы приезжали к нему и он снимал нас в течение 15-20 минут. Он не диктатор, он просто делал свою работу, но потом он говорил нам: ОК, на следующей неделе снимем еще кое-что. И ты никогда не знаешь, что еще ему придет в голову снять, поэтому я представить себе не мог, каким будет это видео, до самого последнего монтажа. Но я очень доволен результатом, п.ч. наш клип не похож на клипы других металлических команд, где неизменно присутствуют симпатичные лошадки, короли, мечи и … ДРАКОНЫ! А у нас этот парень с телефоном Nokia (смеется). Возможно, он хочет спрятаться от внешнего мира, поэтому и избавляется от всех этих средств связи. Ты вынужден постоянно слушать своего босса, выполнять массу дел, это приводит к стрессу. Иногда здесь, в Финляндии, мой мобильный телефон звонит каждые пять минут, но сейчас он отключен, поэтому все нормально (смеется). Иногда мне хочется поступить, как этот парень из видео, и стать вне досягаемости. Было бы здорово. Но, к сожалению, это невозможно, особенно если я должен давать интервью и быть в досягаемости (смеется).»
          
          Теперь давай поговорим о финской металлической сцене. Последние пару лет, как я наблюдаю, сцена активно прогрессирует в жанре мелодичного металла. Благодаря таким группам, как Stratovarius, Nightwish, Sonata Arctica и Children of Bodom, финская сцена стала известна во всем мире. А что ты думаешь по этому поводу?
          «Согласен с тобой. Появляются новые молодые команды. Я всегда говорил: даже 3-4 года назад, когда никто не знал о существовании этих групп, и они репетировали в своих маленьких репетиционных комнатах где-то в Финляндии, я всегда знал, что музыкальная основа в Финляндии очень хороша. Все музыканты репетируют чертовски много, может не я (смеется), но все нормальные парни очень много занимаются. Раньше было очень сложно экспортировать музыку из Финляндии, но теперь финские лейблы имеют связи, а финские группы заключают контракты с европейскими лейблами, например германскими. У нас ничего не стоит на месте и мне приятно, когда в интервью, особенно в Германии, Франции, Италии, меня просят рассказать о финской металлической сцене. Это правда, что когда германские лейблы занимаются поиском металла, то это должен быть очень хороший металл. Существует мнение, что если группа из Финляндии, то это будет настоящий металл. Десять лет назад все было по-другому. Никто и слышать не желал о финских группах. Но сейчас все изменилось, и я чрезвычайно рад появлению молодых групп.»
          
          Ты не находишь, что финские группы обретают известность за пределами родной страны гораздо раньше?
          «Хм… С нами такое было. Мы уже откатали пару европейских турне, а финские СМИ в упор нас не замечали. А потом они как-то выяснили, что наши альбомы продаются в Японии и мы уже трижды там выступали, а когда Йорг и Йенс присоединились к группе, они наконец признали, что мы – хорошая группа. Это необязательно журналисты, но всегда находятся люди, которым не нравится наша музыка и которые не верят в группу. Когда делаешь интервью с кем-то из другой страны, например с тобой, то все совершенно по-другому. Не знаю, но может дело в этой знаменитой финской завистливости. Если кто-то добился успеха, то нужно найти что-то плохое в нем или его группе, и это огорчает. Мы, финны, настолько склонны к зависти, что наверное способны завидовать собственному члену (смеется). Это глупо.»
          
          Как ты думаешь, появится ли в ближайшее время новая хорошая команда? У тебя вообще есть время, чтобы следить за событиями на локальной сцене?
          «У меня не так много времени для прослушивания новых команд. Особенно сейчас, когда я занят сольным проектом. Но иногда, когда кто-то из моих друзей приглашает послушать группу, я могу сходить в клуб. Здесь, в Хельсинки, есть только два хороших клуба, где выступают металлические команды, и мне хотелось бы их посетить. Может, ты слышал о группе под названием Sinergy? (MR: Да) Я давал Кимберли пару уроков пения. Она действительно преуспела и сейчас поет гораздо лучше, чем два года назад. Я видел их выступление в клубе «Тавастия». У них отличные музыканты. Гитаристы очень талантливы – это, конечно, Алекси из Children of Bodom и Роопе Латвала. Басист Марко Хиетала – один из лучших металлических вокалистов в Финляндии, но он нигде не гастролировал со своей собственной группой, он просто играет на басу и исполняет бэк-вокал для Sinergy.»
          
          Теперь хочу задать вопрос о твоем прошлом. Чем ты занимался до прихода в Stratovarius и остались ли с тех времен какие-нибудь записи, которые могли бы достать фэны?
          «До прихода в группу я около четырех лет изучал вокал и музыку. Еще раньше у меня была своя местная команда, т.к. я живу в 400 километрах к северу от Хельсинки, прежде чем я переехал сюда, чтобы заниматься музыкой. Мы выпустили всего один сингл, который сами же и профинансировали, что довольно редкий случай, этот сингл – полное фуфло, вот и вся история. Поверишь или нет, но группа называлась Filthy Asses.»
          
          Да, я читал об этом. (смеется)
          «Симпатичное название, да?» (смеется)
          
          Да… (смеется)
          «Насколько я помню, идею названия подкинул наш басист, а нашел он ее… в порножурналах. Один назывался “Filthy!”, а другой - “Asses”, но по-английски он в то время не говорил, и название показалось ему отличным. Меня тогда еще не было в группе. Я пару лет пытался поменять имя группы, но потом просто бросил эту затею. Наша музыка была тяжелее, чем у Stratovarius, и в сочетании с очень высоким вокалом в стиле Кинга Даймонда. Мы были тогда совсем молоды и не умели хорошо играть. Мне очень нравится встречаться с ребятами, когда я приезжаю в родной город. Было бы интересно сыграть вместе. Последний раз мы играли вместе три или четыре года назад. Ничего особенного, Stratovarius – единственная группа такого большого масштаба, в которой я пел.»
          
          Ты помнишь первое выступление или репетицию вместе со Stratovarius?
          «Да, я сразу же попал в студию, п.ч. в то время ребята начали запись альбома “The Fourth Dimension” и искали вокалиста. Когда Тимо посетил мою квартиру и прослушал мою демо-пленку, он сразу же сказал: ты в группе! А я ему: не спеши, сначала испытай меня. Мы решили, что я исполню пару песен с альбома “Dreamspace”, отправились в студию, и когда я пел, то видел улыбки на лицах ребят, потом мы пили пиво в баре, и они сказали мне, что я принят. Так все и было. Хочешь верь, хочешь нет, но я думаю, что мне было предначертано попасть в Stratovarius. Потому что в то время они были единственной группой в Финляндии, игравшей такой пауэр-металл или мелодичный металл вообще, а я был, наверное, единственным вокалистом, который пел в таком стиле. В то время пауэр-металл не был так популярен, п.ч. в моде был грандж, это был 1994 год.»
          
          Полагаю, что ты знал о группе до того, как стал у них петь. Каково было твое мнение о Stratovarius прежде чем ты познакомился с ними?
          «Один мой друг из моего родного города купил дебютный альбом группы – “Fright Night”, п.ч. ему понравилась обложка. Он понятия не имел, что это за музыка. Потом он сказал, что эти парни похожи на Helloween, и я отправился к нему, чтобы послушать альбом. Мы жили по соседству в то время. Помню, как, слушая альбом, я сказал ему, что музыка отличная, вот только певец так себе. Это правда, а два года спустя я увидел группу, это был 1991 год, и я в то время сам не был хорошим певцом. Я мало занимался. Их бывший ударник позвонил мне, п.ч. увидел в музыкальном журнале мое объявление: я искал группу из Хельсинки, исполняющую мелодичный металл. Я знал, что однажды мне придется переехать туда, п.ч. все музыканты обитают там.»
          
          Ты брал уроки вокала или занимался вокальным саморазвитием?
          «Я брал уроки. Поначалу, конечно, я пел в местных группах. Я начал брать уроки в 1992, в маленькой музыкальной школе в маленьком городке. Потом я подал запрос в эту известную “Rock, Pop & Jazz School” в Хельсинки и был принят. Я проучился там год и попал в Stratovarius. Потом занимался еще год, потом год ничего не делал, а потом снова год занимался. В действительности, мои занятия включали только уроки вокала и немного теории, конечно. У меня не было времени на все остальное и я был очень, очень ленив. Я полностью концентрировался на гастролях со Stratovarius и до сих пор так и делаю.»
          
          Ты сказал, что когда впервые услышал Stratovarius, то вокал показался тебе не столь хорош в сравнении с их музыкой. А вам не приходило в голову вернуться назад и перезаписать некоторые старые вещи с новым вокалом?
          «Мы перезаписали композицию “Future Shock” с дебютного альбома. Мы перезаписали только вокал, а все остальные партии, включая ударные, оставили оригинальными, а затем заново свели запись. Эта песня стала бонусом, и снова для Японии, то ли на альбоме “Episode”, то ли “Visions”. Это была единственная перезапись.»
          
          Полагаю, ты хотел бы оставить прошлое в прошлом и двигаться вперед?
          «В какой-то степени. Я считаю, что запись первого альбома – это очень важно, но обычно первые альбомы не бывают так хороши, сами песни еще не достаточно хороши, по моему мнению. На втором альбоме уже есть пара отличных песен, но лично мне всегда нравится третий. Я думаю, что Тимо пел уже намного лучше, сами песни были лучше построены, и группа играла гораздо лучше. Само звучание намного лучше. Поэтому я считаю “Dreamspace” хорошим альбомом.»
          
          Что ж, мои вопросы подошли к концу. Возможно, у тебя остались еще какие-нибудь сообщения или новости, о которых мы не поговорили, и ты хотел бы, чтобы через сайт они дошли до читателей?
          «Конечно. Нам бы очень хотелось выступить у вас. Мы получаем предложения выступить в Канаде, но пока что это было невозможно, п.ч. мы постоянно гастролировали в Европе, но я надеюсь, что нам удастся попасть туда с нашим новым студийным альбомом. Если нам посчастливится, то мы увидимся осенью 2003 года. Это было бы потрясающе, п.ч. у меня даже родственники есть в Канаде, носящие такую же фамилию, но мы ни разу в жизни не встречались. Наверное, это был бы сюрприз – увидеться с ними. Не знаю, насколько приятный, если к вашей двери подходит парень и говорит: “Привет, я твой младший двоюродный брат!” или что-то в этом роде. В любом случае, было бы здорово у вас побывать, я знаю, что в Канаде много финских хоккеистов. Завалиться после выступления на хоккейный матч – это нечто!»
          
          Обычно я задаю этот вопрос всем музыкантам из Европы, у которых беру интервью. Я спрашиваю, выступите ли вы когда-нибудь здесь, ведь многие европейские группы не находят пути сюда, и причина в том, что им не предлагают достаточно приемлемых условий и контрактов. Группам просто очень невыгодно лететь за океан.
          «Проблема в стоимости перелетов. Туда добираться чертовски дорого. Перелет для одного человека стоит почти тысячу баксов. В группе же пять человек и нам нужны минимум четыре человека из нашей команды, чтобы мы могли сделать выступление. Мы ведь не строим сами свою ударную установку и все остальное. Я имею в виду, что мы можем это делать, но это отнимает слишком много энергии, необходимой нам для выступления. Но, как я уже сказал, нам поступают предложения и мы раздумываем над возможными вариантами. Было бы удобно совместить турне по Южной Америке и гастролями в США и Канаде. Я не знаю, есть ли у вас фестивали, но нам наверняка понадобятся известные группы для совместного турне. Таким образом можно было бы собрать приличную аудиторию. Если мы будем выступать в одиночку, то соберется не более десятка упертых фанатов. Я не знаю.»
          
          Никогда не знаешь, какой будет аудитория – десять человек или тысяча.
          «Да, верно.»
          
          И было бы здорово, однажды это выяснить. (смеется)
          «Да!!!»
          
          EvilG
          http://metal-rules.com

22.11.2002


Комментарии к статье (0)

      комментариев нет

Добавлять отзывы и комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Автор


Metal Blade

Город:

отправить сообщение
смотреть профиль
смотреть публикации











liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Яндекс цитирования
Идея и разработка проекта: John Sinterson
Email: info@heavymusic.ru
©2001-2018 Power studio. Использование информации с сайта без разрешения автора запрещено!
Логин: Пароль:
запомнить меня
зарегистрироваться